Tags: Семён Василич и думы

Семён Василич и молодёжж (основанно на реальных событиях)...present days

Когда столицу опять холодило опосля морозов, то перекуривая на коротке не далече от пеших троп столичных жителей в зимнее время,
Семён Василич, приложив ухо к тёплым откровениям, услышал следующий диалог от молоденькой девушки лет двадцати, общавшейся по телефону с далёкой матушкой:
- Прикинь! У меня как с работой стало плохо, я к ЭТОМУ, у кого квартирку снимаю, подхожу...
И говорю, так и так, давай, я за квартиру платить буду не 40 тыш, а поменьше?!
А ЭНТОТ мне и говорит: - Ну давай, 35, нормально будет.
А я ЕМУ:
25 мне подходит поболе, бОле интересу нет!
А ЭТОТ мне: 25 сильно дёшево!!!!!
- Вот жеж скотина, а ведь я от него чуть не родила!

Послушал Семён Василич сие высокие рассуждения молодёжи друг о друге, да и пошёл на свой автобус.

Семён Василич и сосисочный пост

В прощённое воскресение, в аккурат перед великим постом, зашёл к Семён Василичу
попросить прощения под блин с маслом да и просто поболтать, его старый друг,
а заодно и настоятель сельского прихода отец Сергий.

Махнули по рюмочке, закусили, простили друг друга.

- Готов ли душой к посту великому? - поинтересовался батюшка.

- Готов отец Сергий, при полном союзе души и тела! - отвечал Семён Василич.

- А что это тогда сосисок в промышленных масштабах аккурат перед праздником из города навёз? - не унимался Сергий.

- Да какие же это сосиски! Форма одна без содержания - парировал Василич и вручил одну упаковку для проверки.

Настоятель нацепил очки, вдумчиво почитал состав продукта, шевеля по привычке губами,
да и классифицировал сей продукт как чисто химический, ни к растительному миру ни к животному не относящийся.

Шандарахнули ещё по две рюмашки для ровного счёта, попрощались, да и пошли по своим делам.

Василич коз кормить, а батюшка на автобус до города, дабы до вечерней молитвы успеть вернуться.

Семён Василич и события




Будучи человеком законопослушным, Семён Василич уже давно не покупал булочки с маком и не пользовался подаренной кем то рубашкой из конопли.
А буквально позавчера перекопал целую грядку с петрушкой в свете последних известий.

В довершение ко всем невзгодам, из сарая прошедшей ночью, кто то утянул лопату.
Collapse )

Семён Василич, обещанное фото

Вот таков Семён Василич в жизни.
Делится опытом по ловле речных ракушек и дальнейшему их приготовлению с молодым поколением.




P.S. Для тех, кто с ним пока не знаком, могут разыскать его по тегу к данной записи.

Семён Василич и внук

На выходные к Семён Василичу привезли внучка.

Забавный такой мальчишечка. Спит до полудня, первое без хлеба чавкает, а ночью до первых петухов шарашится.

Пальцы об игровую приставку плющит.

Подошёл как то раз к деду с вопросом.

- Дедуш! - говорит и маслинками в старческую просветлённость заглядывает.

- У меня тут днюха висит домокловым мечём, что дарить то мне собираешься?

Собрал Василич всю доброжелательность, после грядок вытоптанных, коз карбитом накормленных да кур яйца нести не желающих по причине стресса нервного и петуха зашуганного и отвечал:

- А что ты, сокол ясный мой сам желаешь?

- А желаю ноутбук, чтобы самой последней модели, а то пиэспи не по взрослому как то - отвечал отрок.

Задумался Семён Василич, и укатил на утро в город по магазинам, да и за подарком заодно.

Тем боле, что на усадьбе все дела были уже переделаны, а ягод да грибов в лесу ещё не появилось.

И созрел коварный план, жёсткий, как кожура тыквы перезрелой.

К слову, внучок дедушку за подарок на полгода возненавидил, потому, как порода у Василича была дюже злопамятная и на шутки игривая.

Получил яхонтовый на день рождения, когда яблоньки вовсю буйным цветом цвели и шмелей с пчёлами привечали - настоящие слаломные лыжи.

С палками.

Семён Василич и Великий Пост



Вольный перевод с рекламного плаката о масле:

"Масло скользкое,
Есть его всем,
Как можно больше,
Для смазки наших артерий и вен"


На пятый день великого поста, Семён Василич, как бы между прочим, обратил внимание на
неприличное количество продуктов, не рекомендованных к употреблению до наступления пасхи.

Тут были и йогурты с истекающим сроком хранения и слегка заветренная сёмга собственного посола
в эмалированной кастрюльке под крышечкой, настоящие тельячьи сосиски в натуральной оболочке,
внушительный обрезок подкопчёного сервилата, творожный тортик с шоколадной начинкой,
пошехонский сыр со слезой и куча всякой другой слюнообразующей снеди.

Перекрестившись на угол с иконами, Василич закатил глаза к потолку, открыл замок входной двери и
покрыв образа чистой тряпочкой - приступил к геноциду холодильника.

Сначала выступил пот, потом пришлось ослабить брючный ремень, ровно через полтора часа после нашествия,
он вызвал неотложку и обессилевший от титанических усилий принялся ждать клизму.

До окончания поста оставалось ещё более шести долгих недель...

Семён Василич и Новый Год!

31 декабря, ровно в 14.00, Семён Василич пнул мешавшуюся под ногами кошку Матвевну, а через минуту поставил вариться на плиту изъятый из холодильника говяжий язык.

За окном шёл снег и соседка, по телевизору пели геи, а за стеной шубуршало.

Шуршание внезапно закончилось и на свет белый появилась «причина» .

«Причиной» являлась серая мышка, которая совершенно беспрепятственно прошествовала мимо невозмутимой Матвевны и приблизилась к оконному стеклу.

Полюбовавшись с минуту падающими снежинками, она с аппетитом откусила кусок бумаги, скрепляющий треснувшее стекло и юркнула той же дорогой обратно в домик.

Василич, некстати вспомнил, что как то летом гоняя по дому навозную муху, в порыве охоты промахнулся, а промах заклеил форматом А-4 на меду.
К этому мёду и ходил(а) «причина».

- Новый Год однако – думал Семён Василич насыпая Матвевне колбасных обрезков.

- Новый Год, блин – наливая в розеточку мёда.

- С Новым Годом! Соседи! – обратился к трапезничающим и поющим в телевизоре, да и одарил себя коньячного цвета калгановкой.

С Новым Годом!